Главный художник города Дмитрий Фогель: «В Екатеринбурге реклама больше не будет затягивать окна на фасадах»

О логотипе Екатеринбурга от Артемия Лебедева, облике торговых центров и «аллее урн» в центре города читайте в интервью Е1.RU.

Главный художник Екатеринбурга Дмитрий Фогель вступил в должность всего 4 месяца назад и до недавнего времени с прессой общался достаточно редко и строго по конкретным проектам городского благоустройства. В рамках своей карьеры – с изначальной специализацией «Промышленный дизайн» – он успел поработать архитектором, в его «портфолио» есть жильё, административные здания и мемориальные комплексы. В последнее время Дмитрий Фогель занимался проектами ресторанов.

В Екатеринбурге реклама больше не будет затягивать окна на фасадах

О том, как переходить с творческой работы на госслужбу, что в Екатеринбурге нужно исправлять и в чём вообще заключается работа главного художника, он рассказал в небольшом интервью Е1.RU

– Дмитрий Михайлович, мы давно хотим задать этот вопрос, он очень простой. За что несёт ответственность главный художник города? Мы уже знаем, что, например, за малые архитектурные формы, то есть за вид скамеек, фонарей и урн. Также вы ведёте проект по унификации городских киосков и павильонов. Что ещё? Зависит ли от главного художника то, как будут выглядеть новые городские здания?

– Главный художник отвечает за формирование визуального образа города и городской среды в целом. Можно сказать, стройка в центральных районах у нас уже заканчивается – нам нужно улучшать то, что существует. Активно формируется архитектурный облик лишь в новых микрорайонах. В плане проектов застройки функция главного художника ограничивается участием в согласовании фасадов зданий. Мы формируем колористику города, занимаемся корректировкой и утверждением проектов по этому направлению.

– То есть вы можете «не пустить», условно говоря, какой-то цвет в какой-то район? Может быть, и примеры есть несовместимых вариантов?

– Особой категоричности нет: всё зависит от окружения – мы либо стараемся вписать новый объект в уже существующую среду, либо формируем новый облик района. Также мы согласовываем вывески организаций на первых этажах, размещение брендов на фасадах торговых центров – тут мы формируем проект комплексных решений, чтобы упорядочить эту информацию и избежать хаоса.

– А что может быть поводом, чтобы не согласовать ту или иную рекламу? Цвет, или, может, какой-то вызывающий, противоречивый образ, или что оказался закрыт красивый фасад? Если появилось что-то неприемлемое, то это можно снять?

– Я могу инициировать рассмотрение таких вопросов, основания могут быть разными. Например, это действительно закрытие фасадов – есть положение, в соответствии с которым брандмауэры в Екатеринбурге вообще не должны висеть на фасадах с окнами.

– Но висят же.

– Это конструкции, которые появились до принятия такого решения, и у их владельцев есть текущие контракты на размещение такой рекламы. Но со временем, когда срок договоров истечёт, в Екатеринбурге такого больше не будет, все они будут демонтированы. В целом моя функция – сделать город более дружелюбным для жителей, дополнить его новой архитектурной пластикой, фонарями-лавочками и так далее, чтобы здесь было приятно жить и находиться.

– Когда вы 4 месяца назад заняли эту должность, была ли какая-то мысль: вот это в Екатеринбурге непременно следует исправить, потому что невозможно на это смотреть?

– Видите, здесь нет чёрного и белого – в городе всё идет эволюционным путём, а сам процесс в любом случае будет очень длительным – потому что город огромен. Перекосы есть, конечно, но они не смертельные.

– Из последнего по малым архитектурным формам: что можно сказать про «аллею урн», которая минувшей зимой появилась вдоль Исети? Когда в центре города, у улиц Куйбышева и Малышева, буквально на расстоянии нескольких метров друг от друга появились массивные скамьи, а рядом – причём с обеих сторон каждой лавочки – поставили огромные железные урны-коробки высотой в половину человеческого роста?

– По этому поводу я уточнял, кстати: дело в том, что стандартные урны, которые использовались раньше, можно было наполнить буквально двумя бутылками пива 1,5 л. Сейчас пиво в общественных местах пить запрещено – пусть это будет кола, – хотя всё равно молодёжь в пакетах прячет и пьёт. В итоге мусор складировался рядом с урнами, службы, убирающие территорию, не успевали их освободить в своём утверждённом графике до момента переполнения. А новые урны позволяют избежать этой проблемы.

– Давно хотелось спросить: а что побуждает человека, всю жизнь занимавшегося творчеством, сменить специализацию и стать государственным служащим?

– Вы знаете, я и там занимался творчеством, и здесь: просто здесь границы проекта гораздо шире.

– Ну а «сопротивление среды» какое-то ощущается в городе? Например, что-то новое предлагают – а мэрия говорит: нет, так у нас нельзя?

– Со стороны администрации я такого не ощущал, со стороны бизнеса… Там считают деньги и смотрят на всё с точки зрения эффективности, в том числе и с точки зрения возвратности вложенных средств. А искусство, правильное визуальное насыщение пространства – это очень непрактичные вещи, они не могут принести конкретную прибыль в краткосрочной перспективе. Это не прямые инвестиции – это инвестиции в инфраструктуру, удобную и безопасную жизнь людей в городе, и их нужно рассматривать именно так – а не в том духе, что поставили где-то лавку за рубль, а завтра она обязательно принесёт три.

– И напоследок о том, что сейчас все обсуждают: вам понравился логотип Екатеринбурга, который разработал Артемий Лебедев, или ожидания, что «столичный» дизайнер подойдёт несколько поверхностно к айдентике Екатеринбурга, оправдались?

– Хорошо уже то, что студия Лебедева выступила с инициативой и предложила свой вариант логотипа города. Но нужно понимать, что графическое начертание логотипа – это малая, только видимая часть огромного айсберга под названием айдентика. К сожалению, за основу взята всего одна линия, историческая, связанная с именем Екатерины I и вензелем Екатерины II. Дальнейшего глубокого наполнения культурными, историческими, социально экономическими и региональными слоями айдентики данный логотип не получил. Нужно рассматривать его как информационный повод.

– А что вообще нужно, чтобы официально принять новый бренд Екатеринбурга? Кто в конце концов будет решать, каким он будет – Дума, жители, департамент архитектуры?

– Администрация, Дума либо департамент архитектуры могут только предложить новый бренд, но в итоге будут решать сами жители города как носители бренда, в зависимости от того, насколько глубокий смысл вкладывается в него, насколько широкая аудитория примет его.

Понравилась запись? Поделитесь ей с друзьями!

Оставьте заявку

Ваше имя *

Электронная почта *

Телефон

Мы вам ответим в течении нескольких минут.